Проблемы достижения гармонического сочетания телеологических механизмов рынка и государства

Problems of achieving a harmonious combination of teleological mechanisms of the market and the state


08.06.2017
 462

Выходные сведения:
Косьмин А.Д., Кузнецова О.П., Косьмина Е.А. Проблемы достижения гармонического сочетания телеологических механизмов рынка и государства // ИТпортал, 2017. №2 (14). URL: http://itportal.ru/science/economy/problemy-dostizheniya-garmonichesko/

Авторы:
Косьмин А.Д., доктор экономических наук, профессор, Омский государственный технический университет, г. Омск, Россия
Kosmin.39@mail.ru
Кузнецова О.П., доктор экономических наук, профессор, Омский государственный технический университет, г. Омск, Россия
kuznetsova@omgtu.ru
Косьмина Е.А., доктор экономических наук, доцент, Омская гуманитарная академия, г. Омск, Россия
Kosmina07@mail.ru

Authors:
Kosmin A. D., doctor of Economics, Professor, Omsk state technical University, Omsk, Russia
Kosmin.39@mail.ru
Kuznecova O. P. doctor of economic Sciences, Professor, Omsk state technical University, Omsk, Russia
kuznetsova@omgtu.ru
Kosmina E. A., doctor of economic Sciences, associate Professor, Omsk humanitarian Academy, Omsk, Russia
Kosmina07@mail.ru

Ключевые слова:
государство, рынок, динамическая гармония, неолиберализм, интернационализм

Keyword:
state, market, dynamics, harmony, neo-liberalism, internationalism

Аннотация: 
Проблема преодоления постоянно возникающей рассогласованности, диссонанса телеологических механизмов рынка и государства является чрезвычайно актуальной, поскольку от эмпирического «обнаружения» Парето-оптимального соотношения этих механизмов и его практического использования в сфере производства и иных сферах жизнеобеспечения (образования, здравоохранении и др.) зависят темпы преобразования страны на пути к достижению ощутимого прогресса в развитии социума и его отдельной личности. Актуальность рассматриваемой проблемы усиливается чрезвычайной сложностью ее решения (сродни с диофантовыми уравнениями, не имеющими решений, полного доказательства) по причине перманентно меняющейся теоремы (всей совокупности временных и пространственных факторов), имеющей только одно доказательство для данного места и времени.

В статье на основе апостериорного анализа статистически значимых макроэкономических и иных социокультурных показателей выявляется, что гармония между необходимостью («видимой рукой государства») и свободой («невидимой рукой рынка») является функцией различных по своей природе и энергетическому потенциалу аргументов, изменяющихся во времени и пространстве, что и обусловливает маятниковые тренды, долгие (продолжительные) колебания от государственного регулирования к рынку и обратно вследствие объективно обусловленных изменений в генеральной стратегии (или ее смены на противоположную) развития общества. Представлены доказательства того, что России, как государству слабому, не «по карману» экономический либерализм и вместо планируемого третьего этапа приватизации государственных активов более целесообразнее является национализация сырьевых отраслей, которые работают не на развитие страны, а на обогащение доморощенного олигархата. Обосновывается необходимость более глубокой интервенции государства в экономику как непреложное условие достижения консонанса, гармонии телеологических механизмов рынка и государства, при которой становится реальным достижение статуса великой державы. Речь идет о насущной необходимости иного пути развития страны, без оглядки на запад, без опоры на принципы Вашингтонского консенсуса (тотальная приватизация государственной собственности, невнимательность государства к делам бизнеса, снижение налогов на бизнес, плавающий курс национальной валюты, повышение ставки рефинансирования, как инструмента снижения инфляции, снятие любых ограничений для иностранных инвесторов, полная свобода спекулятивных операций и т.д.), а с использованием опыта индустриально развитых стран, принципов и экономических инструментов бывшего Советского Союза, которые успешно реализуются в Скандинавии, Японии и в других странах, идущих впереди России по экономическому развитию. Только в этом случае возможно возвращение страны в лоно мировых держав.

Annotation: 
The problem of overcoming constantly emerging discord, dissonance teleological mechanisms of the market and the state is extremely important, as an empirical "discovery" Pareto-optimal correlation of these mechanisms and its practical use in production and other spheres of life-support (education, health, etc.) depend on the pace of transformation of the country towards the achievement of tangible progress in the development of society and its individuals. The relevance of this issue is enhanced by the extreme complexity of its solution (akin to Diophantine equations that have no solutions, full-proof) because of permanent changing of the theorem (the totality of temporal and spatial factors), with only one proof for a given place and time.

In the article based on post hoc analysis of the statistically significant macroeconomic and other socio-cultural indicators revealed that harmony between the need (the"visible hand of the state") and freedom ("the invisible hand of the market") is a function of the different nature and energy potential of the arguments, changing in time and space, which causes the pendulum trends a long (long) swings from state regulation to markets and back due to the objective due to changes in the General strategy (or change to the opposite) development of the society. The evidence that Russia as a state is weak, not "afford" economic liberalism and instead of the planned third stage of privatization of state assets is the more expedient nationalization of primary industries, which do not work on the development of the country and to the enrichment of the home-grown oligarchy. The necessity of deeper intervention of the state in the economy as an imperative in achieving consonance, harmony teleological mechanisms of the market and the state in which it becomes real achievement of great power status. It is vital that development of the country, without regard to the West, without the principles of the Washington consensus (total privatization of state property, the inattention of the state to business, tax cuts for business, the floating exchange rate of the national currency, raising the refinancing rate as an instrument to reduce inflation, the removal of any restrictions for foreign investors, complete freedom of speculative operations, etc.), and using the experience of industrialized countries, guidelines and economic instruments of the former Soviet Union which are successfully implemented in Scandinavia, Japan and other countries ahead of Russia in economic development. Only in this case, perhaps the country's return to the bosom of the world powers.

Проблемы достижения гармонического сочетания телеологических механизмов рынка и государства


Введение

В соответствие с рабочей гипотезой преодолеть объективно обусловленный высоким уровнем примативности (чувствительность к инстинктам – жадность и соперничество с силой архимедова рычага движет миром) людей, входящих в состав так называемого Мирового правительства (Всемирного банка, Международного валютного фонда, руководящая элита «G 20» и т.д.) вряд ли удастся в обозримой перспективе добиться (достичь) консонанса, звучания в унисон рассогласованных ныне рассматриваемых телеологических механизмов в мировом масштабе (замедление среднемировых темпов роста тому подтверждение). Опыт прошлых лет, однако, показывает, что достигать равновесия, гармонии телеологических механизмов – это краткого мига истории, череда которых и составляет траекторию эволюционного цивилизованного развития – удавалось медиумам, обладающим способностями к сверхчувственному восприятию. – Рузвельту, Эрхарду, Тэтчер, Пиночету, Примакову- Маслюкову – Геращенко. Это удается и руководителям стран, успешно развивающихся – Китая, Тайваня, Сингапура и других.

В современных условиях глобализации люди, ее инициируемые, далеки от мысли совместно планировать и координировать свои действия. Для всех их одна главная цель – максимизировать прибыль, пренебрегая интересам человека, общества и состоянием окружающей среды. Не скоро произойдут «перемены в настроении умов», поскольку, как отмечал К. Маркс, - «Накопление есть завоевание мира общественного богатства. Вместе с расширением массы эксплуатируемого человеческого материала оно расширяет область прямого и косвенного господства капиталиста… Он чувствует «человеческие побуждения» своей собственной плоти[1]» -Капитал…избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это еще не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10%,и капитал согласен на всякое применение, при  20% он становится оживленным, при  50% положительно готов сломать себе голову. При 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Если шум и брань приносят прибыль, капитал станет способствовать тому и другому. Доказательство: контрабанда и торговля рыбами» [17]. (Маркс цитирует сочинение Даннинга, Т.Дж. Тред- юнионы и стачки. Лондон, 1860).  Маркс имеет ввиду генетически заданную жадность, подмеченную Т. Даннингом!». Точно такую же роль на глобальном уровне исполняют также Всемирный банк (и центральные банки стран) и Международный валютный фонд.

Вот что писал по этому поводу Дж. Перкинс: «В конечном итоге глобальная империя в значительной степени зависит от того, что доллар имеет хождение как резервная мировая валюта, а Вашингтон имеет право печатать эти доллары. Мы даем кредиты таким странам, как Эквадор, прекрасно зная, что они никогда не выплатят их. Фактически мы и не хотим, чтобы они их выплачивали, потому что неспособность возвратить долг дает нам в руки рычаги давления, наш «фунт живой плот». В 1999 году Мировой банк настаивал на том, чтобы правительство Боливии продало государственную систему водоснабжения одного из крупнейших городов страны американской компании «Бехтель». Как только это произошло, цена на воду и без того бедных жителей возросла до небес,  и это продолжалось пока не произошел масштабный бунт людей, в результате которого Бехтельское соглашение было аннулировано» [19].  А «Ямайка, которая после принятия кредитов от Всемирного банка потеряла большую часть своего сельского хозяйства из-за растущего западного импорта, пополнила армию безработных фермерами, оказавшимися не в состоянии конкурировать с крупными компаниями» [19].

Со всем этим (ростом цен, безработицы, снижением уровня жизни и т.д.) уже знакомы российские граждане, и когда вновь (уже в третий раз) слышат слово «приватизация», то на подсознательном уровне сразу подозревают какой-то обман [2]. Опыт 1990-х годов крепко сидит в массовом сознании, когда были материализованы «человеческие побуждения» (корысть, стяжательство и жадность) «собственной плоти» основателей новой социально-экономической системы, в которой, как и предвосхитил Дж. Стиглиц, главную роль играет могущественный клан олигархов, доходы и укреплении позиций на рынке неизменно возрастают с каждой последующей волной приватизации.

Нам представляется, что диаметрально противоположные послереволюционные преобразования 1917 и 1990-х годов являются генетически заданными, заложенными в самом механизме трансформации одной социально-экономической системы в другую. Если случайно [3] обретенная большевиками власть в лице ее выдающихся представителей впервые в мире встала на защиту прав и свобод трудового народа, успешно решив проблемы экономического развития и повышения благосостояния народа, то власть другая, далеко не случайная, в лице ее нигмея (президента) и псевдореформаторов, интеллектуально обогатившихся за рубежом ремеслу цветных революций, эгоистичных и некомпетентных, разрушили  до основания все то, что было построено при социализме и что определяло статус страны как мировой державы.[4]

Таким образом, годы всеобщего веселья эпохи социализма, прерванные государственным переворотом, будут являться несомненным памятником великому зодчему  этого общества, заслуживающего увековечивания в более грандиозных формах, по сравнению с Храмом (Ельцин- центром),  возведенным благодарными ему олигархами. Этот храм символизирует другие годы – веселья меньшинства (олигархов, чиновников всех мастей, проживающих в основном в российской столице, крупных городах, оглядывающихся на свои «запасные аэродромы», на Запад, где у них учатся дети, счета  в банках, виллы, яхты и прочая движимость и недвижимость), для которого территория России рассматривается как территория для стяжательства, масштабы которого возрастают по мере сокращения «квоты» государственного присутствия, прежде всего в экономике. Как сообщает Forbes, 96 россиян,  входящих в список долларовых миллиардеров, за 2016 год разбогатели на 104 млрд. долларов, а их совокупное состояние достигло 386 млрд. долларов и  впервые превысило золотовалютные резервы ЦБ РФ (377.7 млрд. долларов  на 1 января 2017 года). В рублях по текущему курсу богатство олигархов списка Forbes увеличилось на 5.7 триллиона рублей, это с одной стороны [29].

С другой стороны – это  годы безрадостной жизни большинства, проживающего преимущественно в обездоленной русской провинции и много чего лишившегося за четверть века порочного либерально-монетаристского курса – общественных фондов потребления, многочисленных бесплатных услуг, скромных сбережений, чувства человеческой жизни, а главное – великой чести быть непренебрегаемыми высокопоставленными людьми (Плутарх), скромными, гуманными искренне заботившимися о благе всего народа. Теперь этот многомиллионный народ, как у пушкинского Евгения «должен сам себе доставить и независимость и честь». Это большинство живет «не как хочется, а так,  как живется»  (И. Эренбург), но судя даже по лукавой статистике (ныне переподчиненной Минэкономразвитию) живется плохо, а единственным утешением [5] для народа является девиз Спинозы – «не радоваться, не огорчаться, а понимать». А от себя добавим, что радамантовские сентенции высокого начальства (отлитые в граните типа – «денег нет, но вы там держитесь», «немного получающий преподаватель пусть идет в бизнес» и т.д.), как плоды интеллектуальной засухи, уйдут непременно как момент второстепенный в небытие и придет время, которое выберет новых чиновников, не сыплющих «изречениями» нравоучительного характера, а знающих [6], как делается сильное государство даже при недостатке денег от продажи минеральной продукции.

Остальное население обеднело практически на ту же сумму. За год доходы населения снизились на 12,7% или на 6.35 триллиона рублей. За последние три года потребление российских домохозяйств сократилось на 15%. И продолжают падать в связи с ростом цен, с реальной инфляцией, а не с официальной – статистической, якобы «заморатаринной» на уровне 4.3% годовых [27].

По данным Росстата, около 43 миллионов жителей страны имеют среднедушевой доход ниже 15 тысяч рублей в месяц [27].

Официально власть признает нищими лишь 10 млн. россиян, ориентируясь на установленный ею же прожиточный минимум (со второго квартала сокращенный правительством по всем группам граждан – вот таков механизм сокращения бедности), который занижен по нашим расчетам более чем в 2 раза по сравнению с реальным[8;9].

В сельском хозяйстве и в легкой промышленности, в сфере образования и здравоохранения доля низкооплачиваемых работников составляет 90%. Около 5 млн. российских трудящихся получают заработную плату не выше 8000-00 рублей в месяц [28].

Массовой обнищание является прямым следствием политики рыночных фундаменталистов социально- экономического блока правительства, превративших Россию в страну вопиющего социального неравенства, в которой 90% национального богаства сосредоточено в руках 1% богатых и сверхбогатых.

Методы и материалы

Дж. Стиглиц, Нобелевский лауреат оказался пророком [7] в отечестве чужом, одним из первых показавшим миру всему вектор, направление трансформации экономики России за первые десять лет рыночных реформ и предвосхитившим именно то, свидетелями чего мы являемся сегодня.

Поэтому изложение содержания статьи справедливо начать с доступных каждому материалов его исследования, сравнительных, но несопоставимых по своим результатам рыночных реформ в России, в Китая [22].

Провалы рыночной трансформации экономики в России и  во многих республиках бывшего Советского Союза, по мнению Лауреата Нобелевской премии Дж. Стиглица, обусловлены непониманием реформаторами самих основ рыночной экономики и процесса институциональных реформ.

Наши экономисты – реформаторы до событий реформаторских восторженно и по ученически воспринимали все то западное (а особенно марксизм, с 14-летнего возраста изучаемый главным «шокотерапевтом» страны), что, по их мнению, требовало популяризации в тогдашнем Советском Союзе, с прошлым которого они весело и с удовольствием расставались, погружая страну «во мрак ночной», а народ «покорно гаснуть» (Дилен Томас).

Наставниками «шокотерапевтов»  был А. Осмунд (швед) и вездесущий Дж. Сакс, взявшими на вооружение концепцию либерального монетаризма М. Фридмена, и переложившими ее на российскую экономику (на несостоятельность указанных консультантов, предсказывавших успех, указывал Д. Стиглиц, резонно полагая, что в одночасье наших псевдо-реформатов не научить, поскольку они изучали экономическую науку, бесконечно удаленную от  цивилизованной).

«Монетаристы – самозванцы», по  определению Фридмана, из его творения сделали (пугало), поскольку уподобились Агафье Тихоновне [5] (персонажу комедии Н.В.  Гоголя «Женитьба»), пожелавшей взять нос одного жениха (читай: рекомендации Фридмана, МВФ, Вашингтонского консенсуса,  с высокой эффективностью реализуемые  в одних странах, имеющих адекватный и восприимчивый  бритый «подбородок» - историю, интеллектуальные и духовные ресурсы, материальные и финансовые возможности  и т.д.) и приставить его к подбородку другого (читай: подбородку России, небритому как у гоголевского цирюльника Ивана Яковлевича, и невосприимчивому,  априори отторгающему все то, что намереваются к нему приставить («сперва нужно место расчистить, резонно замечает и тургеневский Базаров, а потом строить.») [23].

В неравной и скоротечной идеологической борьбе дирижистов и либералов победили последние, в среде которых оказались «люди, которые могут приставить какой угодно нос».[8]


Рис. 1 Динамика ВВП России и Китая (млрд. долл. США) [9]

Источник: [22]

На рисунке 1 обозначен контраст между стратегиями (и результатами развития) двух крупнейших стран – России, ВВП которой за 10 лет сократился почти в 2 раза, и Китая, ВВП которого за это же время почти удвоился. Китайский путь реформирования экономики оказался наиболее успешным и демонстрирующим по настоящее время самые высокие в мире темпы экономического роста.

Но в эти десять лет Россия не только переживала стагнацию и рецессию. Ей также удалось, как отмечал Дж. Стиглиц, перевернуть «с ног на голову» теоретическое соотношение между неравенством доходов и экономическим ростом:  в процессе сокращения ВВП степень неравенства доходов (измеряемая коэффициентом  Джини) возросла вдвое (см. рис. 2). Последние данные обозначили еще более мрачную картину: число лиц, находящихся на уровне бедности, определяемым доходов 4 долл. в день, возросло к середине десятилетия с 2-х миллионов до более чем в 60-м миллионов.


Рис. 2. Динамика ВВП и углубление неравенства в России [10]

Источник: [22].

С российскими провалами в построении рыночной экономики (связанные с разделением «сиамских близнецов» - частной собственности и конкуренции, и использованием всего лишь механизма создания частной собственности – приватизации) контрастируют огромные успехи, достигнутые Китаем, который сумел выстроить свой путь перехода к рыночной экономике (не используя «рецепты», рекомендации западных консультантов), одновременно и успешно решая задачи и перехода, и развития.

Дж. Стиглиц отмечал, что основная причина провальной политики реформаторов заключается в чрезмерном доверии к моделям экономики, почерпнутым из учебников, которые могут быть весьма удобны для обучения студентов, но на них нельзя опираться при консультировании правительств, пытающихся воссоздать рыночную экономику. Написанный в типично американском стиле учебник зависит от специфической интеллектуальной парадигмы – неоклассической модели, оставляя в стороне другие традиции (в частности, заложенные Шумпетером и Хайеком), которые могли бы способствовать более глубокому пониманию  ситуаций, возникших в переходных экономиках [22]. Отмечает он также смешение средств и целей. «Например, проведение приватизации и снятие ограничений на вывоз капитала рассматриваются в качестве показателей успеха реформ, а не средств достижения более фундаментальных целей. Даже создание рыночной экономики важно не само по себе, а как фактор повышения жизненного уровня населения и обеспечения основы для устойчивого, демократического развития, отвечающего принципам справедливости» [22].

Дж. Стиглиц понял, о чем хлопотали так называемые демократы в период 90-х (до  и после). Это был период грабежа наследия предков, грабежа природных ресурсов. Государственные активы (особенно их филейные части – энергетика, нефтегазовые и другие отрасли, природные ресурсы и интеллектуальная собственность) были розданы проводящими приватизацию политиками друзьям и приятелям, ближайшему окружению ельцинской семьи с прицелом своего собственного обогащения (семья Гайдара не подтвердила, но и не опровергла просочившуюся в печать информацию о «приватизационных» доходах ее главы) и пожизненного присутствия в эшелонах государственной власти за счет пожертвований на их избирательные компании или олигархов (олигархат в новейшей истории России является для политической власти наиболее опекаемым экономическим благом) [4], грамотно выстраивающих свою двойственную стратегию поведения: а) использовать свою финансовую мощь с целью приобретения достаточного политического влияния и свести до нуля вероятность  отъема у них неправедным путем полученного богатства (сумели же они с помощью Ельцина заблокировать попытки самого яркого, талантливого премьера пореформенной  России, ушедшего из жизни Е. Примакова, пересмотреть итоги приватизации, то есть что-то национализировать), б) обозначенная первая стратегия связана с риском, и потому олигархи в условиях снятия ограничений на вывоз капитала (чего нет в Китае) активно экспортировали значительную часть  своего богатства за пределы страны в «безопасную гавань». Их примеру последовали и государевы служащие - самый богатый член правительства, вице-премьер Шувалов имеет огромную недвижимость за рубежом, не отстают от него и  другие члены правительства, ставшие, по сути дела олигархами). Следует отметить, что эта стратегия не снята с «боевого дежурства» олигархов даже  после того, как они добились индульгенции у президента страны (заявившего, что итоги приватизации «ураганных», бандитских рейдерских захватов 90-х годов пересматриваться не будут, подтвердив тем самым высшую степень опекаемости олигархов политической властью)[11].

Правительство и в дальнейшем ориентировано на «снижение избыточного присутствия государства в экономике», что означает дальнейшую приватизацию активов - передать прибыльную часть государственной собственности частным владельцам (и в том числе иностранцам), полагая поучаствовать в управлении этими активами в качестве безумно оплачиваемых топ-менеджеров.

Российское общество существенно увеличивает свое «богатство» - либеральными экспериментами и горе-реформаторами параллельно с сокращением экономического, интеллектуального (Россия лидирует в мире по «утечке» мозгов) потенциала и т.д. с выходом на равнодействующую этих двух непересекающихся прямых  (по взаимно обусловливаемых) – увеличивающуюся дистанцию от мировых держав, из лона которых она благополучно «выпала» в начале 90-х годов прошлого столетия.

В России приватизация связывается не только с классической презумпцией низкой эффективности функционирования предприятий, находящихся в государственной собственности (тогда почему в списках подлежащих приватизации предприятий находятся наиболее прибыльные?), но и главным образом с пополнением бюджетных средств (это сугубо российский «перл»), хотя это проблема вполне решаема без обращения к приватизации.

Полагаем, что если попавшие в список приватизированных предприятия демонстрируют устойчивый рост, рентабельность и завидную конкурентоспособность, менять собственника нецелесообразно (зачем «бегством к незнакомому стремиться» - В.Шекспир). И было бы замечательно, если бы для достижения более высокой эффективности таких «точек роста» (как величественно именуют их топ-менеджеры высшего эталона власти «для ради важности», как выражался тургеневский Базаров) был объявлен конкурс потенциальных топ-менеджеров (а не человек с рублем), людей, интеллектуально богатых, креаторов, миллениалов, с их программами по повышению эффективности функционирующих предприятий (кстати, именно таким образом в Советском Союзе выявлялись наиболее продвинутые руководители предприятий).

Для этого, как и для проведения глубокой инвентаризации (диагностики) всех ранее приватизированных предприятий по всем показателям производственно-хозяйственной деятельности (рентабельность, фондоотдача, инновационность и т.д.), необходимо, как предлагает С. Глазьев, создание Государственного комитета по стратегическому планированию при Президенте и Государственного комитета по научно-техническому развитию, исключительной прерогативой которых должно быть определение эффективной модели экономики с разумным сочетанием теологических механизмов рынка и государства [4].

В условиях отсутствия практики регулярной оценки эффективности функционирования приватизированных предприятий важнейших отраслей промышленности (как и институтов развития – «Росннато», «Сколково» и т.д., позиционирующие как инструменты едва ли не волшебного перехода России на инновационный путь развития) хотя бы по одному показателю-вкладу, доли частного сектора в валовом национальном продукте (ВВП), как отправной точки для принятия решения – продолжать ли наращивать частный капитал или же национализировать ранее приватизированные активы, процесс приватизации, поиск более эффективного собственника напоминает «обнаружение черной кошки в темной комнате».

Мировой опыт свидетельствует, что для развивающихся или слаборазвитых стран не приватизация обеспечивает разгон локомотива экономики, а исключительно глубокая интервенция государства в экономику. Приватизацию может позволить себе только сальное государство с устойчивым экономическим ростом. А для России целесообразнее было бы не продавать активы, а  сдавать их в аренду (скажем на 2-3года), то есть определить испытательный срок для «человека с рублем». В случае, если он обеспечит более высокую эффективность функционирования предприятия (на активы которого он рассчитывает), то возможно снижение объявленной стоимости активов на величину совокупного приращенного эффекта.

Так, например, «Тайванское экономическое чудо» обязано увеличению в 60-70-е годы прошлого столетия государственного сектора, повышению эффективности возросших бюджетных расходов на образование, здравоохранение, на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы), а к активной приватизации Тайвань  приступил лишь с середины 90-х годов, когда страна достигла уровня развитых индустриальных держав.

В «германском экономическом чуд» и сегодня еще акцентируется не столько либеральное начало, сколько «госинтервенциониозм», включая происходившее до 70-х годов прошлого столетия расширение государственного сектора экономики.

К факторам «экономического чуде» Южная Корея, Япония, Китая, Новых индустриальных стран (ИНС) – Гонконга, Сингапура и т.д. следует отнести государство, и в первую очередь, их лидеров, ключевая роль которых заключалась в выборе приоритетов в развитии своих стран и регулировании экономики, в разумном сохранении «командных высот», в сосредоточении в руках государства крупных государственных предприятий и необходимости для их функционирования средства производства, а так же многие инструменты экономического регулирования (включая и потенциал пятилетних государственных планов развития экономики). Похоже лидеры этих стран не изучали марксизм, не предусмотревший роли и  значения государственного капитализма в новых исторических условиях (как известно, В. Ленин сетовал на то, что» …. даже Маркс не догадался написать ни одного слова по поводу государственного капитализма, который бывает при коммунизме, умер, не оставив ни одной точной цитаты и неопровержимых указаний» [15].

Неопровержимые указания дал Ленин, но ведь наши реформаторы изучали марксизм, а не ленинизм, и потому они по сей день делают то, что диаметрально противоположно тому, что должны делать, а именно-ограничить его рамками и условиями, выгодными всем народу, а не олигархату.

Приведенная ниже таблица наглядно демонстрирует высокую эффективность Китайскую экономики в результате преобладающего государственного регулирования экономических процессов.

Темы роста ВВП в России и Китае за 2000-2016 года

Таблица 1

Страны

Годы

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

Китай

8.4

8.3

9.1

10

10.1

11.3

12.7

14.2

9.6

9.2

10.4

9.3

2.7

7.7

8.3

6.9

6.7

Россия

10.05

5.1

4.7

7.3

7.2

6.7

8.2

8.5

5.2

-7.8

4.5

4.3

3.4

1.3

0.6

-3.8

-0.6

Источник:  [30, 31].

Экономический рост, как известно, определяется в первую очередь динамикой основных факторов производства (численности населения, физического и интеллектуального капитала), а также нормой сбережения и качеством институтов, способствующих  защите прав собственности, снижению политических рисков и финансовому развитию [12, 13].

В новейшей истории России перечисленные факторы находятся в понижательном тренде. А фундаментальной причиной сложившейся ситуации – внешнее управление (очень явственно просматривающееся в заявлениях высокопоставленных чиновников и в принимаемых ими решениях) экономической и социальной  жизнью России, загоняемую в навязываемую извне (Международным Валютным фондом, Всемирным банком, т.н. « Вашингтонском консенсусом») «дорожную карту» институциональных, финансовых и демографических ловушек, в конечно счете -  в ловушку неэффективности функционирования экономической системы, не дотягивающей даже до простого воспроизводства.

Сохраняется значительный рост технологического отставания российской экономики от ведущих стран мира, ее деиндустриализация. Сохраняется и тенденция деградации – мы остаемся единственной страной в мире, где продолжается «утечка мозгов» за границу –ученых, инженеров; где запредельно высокая моральная и физическая изношенность материально –технической базы (средний показатель износа оборудования в среднем по экономике -49%, а в обрабатывающей промышленности уровень износа основных фондов, по расчетам советника Президента РФ. С. Глазьева, составляет около 78%, что почти в 2 раза превышает предельно критическое значение [4].

Контуры внешнего управления проявляются и в определении властью ложных приоритетов (ложных целей, не отвечающих интересам общественного развития и негодных методов их достижения, - например, 4-х процентной инфляции за счет сжатия денежной массы.

Россия по-прежнему остается открытой всему миру, что означает неограниченное движение капитала,  нулевой протекционизм. Она не отказывается от своих международных обязательств. [12]

После разрушения Советского Союза, обученные кое-чему за рубежом квазиреформаторы призвали в Россию западных советников и консультантов, отдав им, по существу, страну на разграбление. Именно об этом 24 октября 1995 года говорил Билл Клинтон на заседании  Объединенного Комитета начальников штабов вооруженных сил США:..». Используя промах советской дипломатии, чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в том числе и тех, кто откровенно занимал проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы, правда, с одним существенным отличием- мы получили сырьевой придаток, не разрушенное бомбами государство… За четыре года мы и наши союзники получили различного стратегического сырья на 15 миллиардов долларов, сотни тонн золота, драгоценных камней. Под несуществующие проекты нам переданы за ничтожно малые суммы свыше 20 тысяч тонн меди, почти 50 тонн алюминия, 2 тысячи тонн цезия, стронция и многое другое [22].

Разграбление страны, передача ее богатств в руки иностранных компаний продолжается и по сей день. На начало 2015 года в секторе добычи полезных ископаемых доля иностранного капитала составляла 55,7 %, в обрабатывающей промышленности- 39,3%, в производстве электроэнергии -29,7%, в секторе оптовой и розничной торговли-90%. Планируемый правительством очередной этап приватизации неизбежно повлечет снижение экономической независимости страны, поскольку распродаваемые государственные активы, как это уже было на предыдущим этапах, в большинстве своем попадут в руки транснациональных компаний [22]. 

Обсуждение 

Святая вера во всемогущество рыночных принципов, в эффективность реальных рычагов влияния на достижение прогресса и конкурентоспособности в мировом масштабе «загнала» экономику (как и всю страну) в ловушку завышенных ожиданий. Пришло понимание того, что без решения общегосударственных проблем, что под силу исключительно телеологическому механизму видимой руки государства, как совокупности средств государственного вмешательства в рыночную экономику – от косвенных методов стимулирования деловой активности бюджетными рычагами до координации всей экономики через государственное индикативное программирование и «запуска» механизма «укрощения» стремления олигархов к максимизации прибыли, стране не создать современный технологический уклад, не включить возможности образования и науки в решение накопившихся проблем, не вернуться к столбовой дороге мирового цивилизованного развития [7].

Известно, что телеологический механизм рынка удовлетворяет прежде всего частные интересы, а национальные интересы (общественные блага) удовлетворяются экономической политикой, частью которой является государственное регулирование. Во всех развитых странах мира (в том числе и быстроразвивающихся странах Юго-Восточной Азии – Гонконге, Сингапуре и  др.) сформировалась смешанная экономика, построенная на сочетании рыночного и нерыночного регулирования.

Сейчас государства и фирмы конкурируют не продуктами, а моделями управления – видами наиболее значимой креативной деятельности (как синтеза науки и искусства) настолько сложной, насколько впечатляющими и грандиозными являются ее результаты.

Для российских неолиберальных «архитекторов» различных «подходов» к обеспечению опережающего экономического роста доминирующим становится новый тренд – тренд общественного дискурса (на различных площадках, особенно на гайдаровских форумах), за которым стояли, стоят и будут стоять только слова и ни одного дела [13].

Богатство экономической мысли демонстрируют представители экономического блока правительства и их эпигоны, в том числе и в научном экономическом сообществе. Рефреном звучат такие замысловатые словосочетания, как «экономический маневр», «институциональная реформа», «бюджетное правило» ( согласно которому 88  млрд. долларов, или 6,5 трлн. рублей вложены в облигации США), «структурная перестройка», «диверсификация и модернизация» (никто не видел  ни того, ни другого, но говорят, что есть и то и другое). Поток этих и иных словосочетаний – это результат интеллектуального недомогания марширующих в одной колонне, но под различные звуки различных маршей, резонёрствующих на разные голоса именитых чиновников экономического блока, ежегодно объясняющих квазиэффективную существующую модель экономики с таким усердием, что все здравомыслящие уже совершенно уверены в том, что они ее (модель) поняли и не видят ей никакой альтернативы [14].

В современном мире, как отмечалось, доминантным объектом конкуренции является конкуренция моделей экономики, а точнее между определяемыми их системами управления, по-разному и в различных странах решающими основной вопрос философии экономической теории –не в первичности или вторичности телеологических механизмов рынка и государства, а об их оптимальном соотношении – основной философский вопрос экономики, сформулированный А. Смитом: « государства нужно в экономике не больше, чем нужно». Так сколько же его нужно для решения базовых задач и функций, решаемых и выполняемых государством, призванного не превращать земную жизнь в рай, а помешать ей окончательно превратиться в ад? (Н. Бердяев). А. Смит, как мудрый человек, не дает ответа на вопрос о том, каково же уравнение (сумма двух неизвестных, их доли, или степени значения) выводит на оптимизацию управленческих решений в жизни социума, на гармоническое сочетание «сиамских близнецов» - телеологических механизмов рынка и государства, двух суверенов в своей сфере деятельности (в удовлетворении общественных интересов и частнособственнических) [15].

Смит не предложил критериев государственного интервеционизма, не обозначил более четких границ «дозволенного» и небезопасного активного присутствия государства в экономике с тем, чтобы направлять экономику в русло тех занятий, тех родов деятельности, которые являются наиболее предпочтительными и наиболее эффективными с позиции общества, его совокупного интереса. Смит наложил «табу» на любые попытки определения демаркационной линии (границы), выход за пределы которой стал бы губительным для естества экономического и политического развития общества.

Он отдавал себе отчет в том,  что масштабы государственного интервенционизма – суть функция многих временных и пространственных аргументов (политических, культурных и т.д.). Иначе говоря, Смит характеризовал гармонию телеологических механизмов как гармонию динамическую, рукотворную в отличие от биолого- ландшафтной (Косьмин А.Д.) гармонии, статически задаваемой природой [14].

Поэтому основной философский вопрос экономической науки может получить реальное решение (разумеется, неполное, учитывая нарастающую чуть ли не по экспоненте фундаментальную неопределенность факторов, с различной силой воздействующих на соотношение этих механизмов, когда различные экономические категории, и отношения ими выражаемые, трансформируются в категории политические) при одном условии (и это являлось мечтой выдающегося итальянского экономиста и социолога В. Парето)»… – если будут синтезированы дисциплины, имеющие дело с человеческим обществом – права, экономики, политической истории, истории религии и т.д., ориентированных на поиск взаимосвязей между социальными факторами [18].

Парето, по существу предвосхидил философию механизма принятия решений, учитывающей принадлежность разработчиков к интегративному комплексу научных дисциплин.

Достижение оптимального соотношения телеологических механизмов рынка и государства сводится к созданию условий (культурно-ценностной ориентации), «работающих» на резкое сокращение уровня примативности чиновников всех мастей, «отцов  отечества, которых мы должны принять за образцы» (А.Грибоедов), с одной стороны, и на развитие приобретенных способностей к честной, ответственной и продуктивной их деятельности. Иначе говоря, необходимы основания, предпосылки, на которых «выращивается», «вызревает» человек (особенно находящийся на государевой службе) до понимания абсолютной ценности человеческой личности безотносительных к расовой, национальной и сословной принадлежности, обозначенной Иммануилом Кантом. «Человек, - пишет Кант в «Критике чистого разума», - есть цель сама по себе, то есть никогда никем (даже Богом) не может быть использован только как средство» [ 6]. Но это «по плечу» только телеологическому механизму государства, а не свободному рынку и частной собственности.

Напомним, что еще в 1955 году Людвиг Эрхард отмечал, что «современное и сознающее свою ответственность государство просто не может себе позволить еще раз вернуться к роли ночного сторожа» [25]. И потому, без усиления государственного регулирования экономикой, создания новых государственных машиностроительных корпораций, без восстановления народнохозяйственного планирования (в различных обновленных формах и методах) невозможна реиндустриализации страны, невозможен не инновационный путь развития [25].

Об усилении  государства говорили и другие экономисты, в том числе и лауреаты Нобелевской премии [16, 21, 22, 24, 7].

Однако вернемся к проблеме соотношения присутствия государства в экономике и частного капитала, т.е. к целесообразности третьей волны приватизации и аргументации в ее необходимости нашим неолиберальным экономическим блоком в правительстве России.

Основная задача приватизации по замыслу ее идеологов заключается в создании опоры для действующего правительства в лице «эффективных собственников» посредством «импорта» институтов англосаксонского типа. Приватизация рассматривалась как возможность избежать с ее помощью «коммунистическую реставрацию» (Чубайс, Мау и др.) А поскольку в начале 1990 – х годов в России не было ни государства, ни правопорядка, то реформаторам приходилось выбирать между бандитским коммунизмом и бандитским капитализмом (Чубайс). [16]

Власть и дальше продолжит приватизацию отраслей экономики, аргументируя это тем, что отсутствие конкуренции в них порождает серьезные проблемы.  В доказательство этого тезиса был приведен пример с ЖКХ, отсутствие конкуренции в котором привело к тому, что сейчас все недовольны качеством и стоимостью услуг этого сектора.

Поэтому грядет новая волна приватизации, по определению В. Катасонова [28], «бандитская в квадрате». За 2017 – 2019 годы планируется приватизировать  477 АО, 298 ФГУП – ов, доли РФ в десяти ООО, а также 1041 объект имущества государственной казны.

В расчете на один из 1826 объектов приватизации средняя выручка составит 9,2 млн. рублей (сегодня в Москве на рынке недвижимости, - отмечает Катасонов – столько стоит очень скромная одно – или двухкомнатная квартира).

Раньше правительство убеждало народ в том, что опасаться приватизации не стоит, поскольку многие сделки не являются полной приватизацией (государство сохраняет за собой контрольный пакет акций – 50% капитала плюс одна акция). На нынешнем этапе приватизации государство может утратить контроль над многими компаниями. Так, например, программа приватизации предусматривает снижение доли государства в «Совкомфлоте», крупнейшей российской судоходной компании, владельца танкеров ледового класса с нынешних 100% до 25% плюс одна акция).

Либеральная шумиха по поводу целесообразности и эффективности приватизации никак не согласуется с реальной действительностью и даже с официальной статистикой.

При доле государства в основных фондах, равной 18%, в численности предприятий, равной 2,7 %, в численности работников на предприятиях, равной 31,5% (за 1995 – 2015 годы доля государственного сектора «потеряла» 10,0% основных производственных фондов, 24.0%   работающих и  24,3 % предприятий), оно каким – то фантастическим образом создает 50% ВВП страны. А на Гайдаровском форуме 2017 года И. Шувалову и другим либералам по душе оказалась цифра 70%. Следовательно, на частный сектор приходится 82,0% основных производственных фондов, 97,3 % общей численности предприятий и 68,5 % численности работающих и всего лишь 50% или даже 30% создаваемого ВВП. Стало быть, частный сектор неэффективен (в котором фондовооружённость работника превышает в 2 раза фондовооруженность работника государственного сектора), то зачем наращивать его масштабы, наоборот, необходимо усиливать позиции государства – России нужна национализация (основательно обоснованная коммунистами), а не приватизация.

К оценке приватизации достаточно трезво подошел министр экономического развития Максим Орешкин (миллениал), подчеркнувший в интервью газете FinancialTimes, что для оживления российской экономики необходима здоровая конкуренция, а приватизация как таковая не поможет.

Вице – премьер Ольга Голодец выразила мысль, что у власти есть более простой способ пополнить казну: перейти к прогрессивной шкале налогообложения (что позволило бы удвоить доходную часть бюджета), на что премьер – министр Д. Медведев резко отреагировал на ее заявление (вопрос прогресса налога правительством не обсуждается, и точка). Нынешнее правительство, по всем признакам, похоже, представляет интересы олигархического капитала (в бытность премьер – министра Касьянова возглавляемое им правительство было трансформировано в «кабинет по управлению делами олигархов» [17]), и правительственных лоббистов с их «убийственным» аргументом: разгосударствление необходимо для пополнения казны (чьей – государственной или олигархической?).

В то же время, как поведал один из ответственных работников Центробанка, в 2012 году, например, вырученные от продажи активов рубли пошли «в печку». Государство, оказывается, реализует приватизационные программы не ради получения дохода, а ради уменьшения денежной массы в то время, когда правительство «оптимизирует» расходы на образование и здравоохранение, мотивируя свои решения недостатком средств. 

Таблица 2

Итоги приватизации за 2000-2015 гг.

Показатели

Годы

2000 г.

2005 г.

2010 г.

2014 г.

2015 г.

Количество приватизированных хозяйственных объектов (единиц)

2274

491

217

107

107

Поступило средств от новых хозяйствующих субъектов (собственников), млн.руб

41609

87463

82938

105690

66911

Перечислено средств от приватизации всего, млн. руб

41216

87268

81770

104240

66186

В том числе:

В Федеральный бюджет

31324

34177

16985

31928

7358

В муниципальный бюджет

1408

14976

40056

50501

41678

В бюджет субъектов федерации

5274

34846

24725

21681

17021

Источник: [27]

Заключение

Одним из основополагающих факторов, содерживающих экономический рост и социально-экономическое развитие страны, является несравненно низкая эффективность системы управления как совокупность звеньев, осуществляющих управление, и связей между ними [2].

Необходимо добиться того, чтобы нормотворчество (имеется в виду вся совокупность социальных норм – экономических, политических, правовых, религиозных, нравственных  и т.д.), перестало быть исключительной прерогативой государственных служащих (и сенаторов, законодательно их закрепляющих) [18].

Они должны уступить место высокопрофессиональным экономистам, социологам, юристам, политикам, общественным деятелям и иным профессиональным сообществам [11], кровно заинтересованным в скрупулёзно выверенных (с помощью общественной инициативы – краудсорсинга) не только регулирующих общественную жизнь социальных норм, но и (а это самое главное) основных направлений развития экономики, здравоохранения, культуры и спорта, образования, благосостояния, охраны окружающей среды.  Результаты достигнутого консенсуса на дискуссионных площадках должны быть предметом обсуждения в верхних эшелонах власти – законодательной и исполнительной. Ведь основным вопросом государственной политики, по определению австрийского философа и социолога Карла Поппера, «является не то» кто будет управлять, а «как бы нам организовывать политические институты таким образом, чтобы помешать плохим и несведущим руководителям причинять слишком много вреда» [20].

Пока наши экономисты, политологи, журналисты, различного рода эксперты упражняются на различных телевизионных площадках («первая студия», «место встречи», «право знать» и т.д.) в угадывании политических курсов США и Евросоюза, направления изменения которых связано с возможно новыми политическими лидерами, в различных интерпретациях формирующегося нового мирового порядка и т.д., т.е. во всем том, что далеко безразлично беднеющему народу. Похоже, что нашим властям все это (включая широкомасштабные телешоу – «все танцуют», «все поют» и другие) требуется для того, чтобы усыпить бдительность народа, отвлечь его от проблем собственной страны, потенциал толерантности которого (народа) приобретает нисходящий тренд.

Сильная политическая воля власть предержащих способна в одночасье прекратить процесс «производства» на этих дискуссионных площадках интеллектуальной галиматьи с тем, чтобы направить усилия заинтересованных сторон в русло динамического диалога о поиске баланса целей и имеющихся ресурсов в стране, о путях экономического и социального развития, об эффективности функционирования частных и государственных предприятий (и о целесообразности объявленной приватизации значительного их числа), о целесообразности реформирования налоговой системы, о повышении эффективности образования, здравоохранения и о многом другом, затрагивающим личные и общественные интересы (во многом не совпадающие).

Результаты проведенных дискурсов желательно отражать в аналитическом отчете ведущего (и спичрайтера), направляемом в органы государственной власти. По реакции властей на коллективно выработанные предложения по усовершенствованию общественного порядка (и здравомыслия) в стране можно будет судить о степени демократизации общества.

В сложившихся условиях жизни неравноправного «партнерства» олигархата (власти) и преобладающего обездоленного населения поддержать социально-политическую стабильность в стране возможно при добровольно- принудительном принятии массовым партнером следующих потребительских стратегий:

  •          сокращение текущего потребления, в том числе за счет приобретения товаров первой необходимости, не очень высокого качества и, стало быть, по самой минимальной цене;

  •          возрастание доли и значения личного подсобного хозяйства, собирательства в  обеспечении продуктами питания;

  •          снижение спроса на услуги культурно-оздоровительных центров, туристических агентств, платных учреждений здравоохранения и т.д.;

  •          ограничение спроса на высококачественное образование;

  •          рост популярности фрилансовой деятельности («спрос» на которую может резко сократиться, если Госдума примет закон о регистрации участников этой деятельности).

Неизбежная реализация обозначенных выше потребительских и социально-поведенческих стратегий населения повлечет за собой большой шлейф негативных эффектов в сфере экономической, прежде всего – это и снижение качества человеческого капитала, и переход сохранившихся креаторов во фриланс и в теневой сектор экономики, и ухудшение в целом качества рынка труда, в том числе из-за поддержания на экономически неэффективном уровне спроса на неквалифицированную рабочую силу мигрантов. Без человеческого высококачественного капитала невозможен экономический рост, без которого невозможно переключить все отрицательные эффекты в различных сферах деятельности на положительные.

Все отрицательные эффекты интегрируются в потере перспективы жизни, в массовой общественно-политической апатии, в  нарастание агрессии и нетерпимости, что может перерасти в  публичные беспорядки и не только локального масштаба.

На этом фоне возникает проблема определения границ нисходящей кривой толерантности населения, превышение которых усиливают риски   масштабного волнения [19] (первый колокольный звонок по нынешней власти дня сделан конце марта 2017 года). И следовало бы напомнить власть о священном праве любого народа, обозначенном в заключительной предержащей 35-й статье «Декларации прав человека и гражданина» (1793 г), которая была составлена М. Робеспьером и принята Конвентом в период революционно-демократической якобинской диктатуры, гласившей: «Когда правительство нарушает права народа, восстание является священным правом и необходимейшей обязанностью всего народа и каждой отдельной его части». Затянувшееся  на десятилетия годы  Grande bouffe – «большого обжорства» для меньшинства должен иметь свой предел, которое должно и обязано знать власть и которая несет полную ответственность (по основному закону) за судьбу своего народа, ставшего однако, нынешней властной элиты огромным «пятном невнимания». (В соответствии с учением Российского либерализма государство должно служить бизнесу и никому другому, что в общем-то и реализуется практически).   


[1] «Современный мир несется на глухую стену из-за «генетического эгоизма» отдельных личностей и групп людей, не способных обеспечить выживание планеты» - Кристиан де Дюв, Лаурет Нобелевской премии по физиологии и медицине.

[2] «Люди всегда были и всегда будут жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интерес тех или иных классов» - Ленин.

[3] «Луначарский – недели две ходил с вытаращенными глазами: вы только подумайте, ведь мы только демонстрацию хотели произвести, и вдруг такой неожиданный успех. Большевики изумлены, что им удалось захватить власт» [3]

[4] Переход к рынку в России был спроектирован международными институтами, не обеспечивающими его (переход) соответствующей институциональной инфраструктурой (а это не входило в их задачу), но породившими олигархический капитализм. [26]

[5] «При невзгодах настоящего нужно утешаться мыслью, что были времена и более тяжелые, да и те прошли» - Н. Карамзин 

[6] «Великие люди в истории – это те,  чьи личные, частные цели заключают в себе субстанциальное, являющееся волей мирового духа…» - Гегель.

[7] Как говорят на старославянском языке: «Несть пророка в отечестве своем».

[8] «Оно, конечно, приставить нос можно, - убеждал доктор майора Ковалева, - но я вас уверяю, что это для вас хуже»

[9] В ценах 1987 г.

[10] Графики представляют собой линии тренда между точками 1989 и 1996 гг.

[11] Сто лет назад российско-советское «человечество весело расставалось со своим прошлым» (Маркс К), а спустя  более четверти века весело расставалось со своим прошлым и всего лишь только самозваная элита (далеко неэлитарного происхождения – завлабы, фарцовщики и т.д., сумевшие оказаться в нужное время и в нужном месте).

[12] У юристов используется случай «extremus nacegsitatis», т.е. в случае необходимости или крайней опасности можно уклониться от всех договоренных обязательств, нарушая законы, если того требует «ситуация»

[13] «Одно дело – говорить, другое – говорить дело» - Софокл

[14] «Обилие слова часто идет от отсутствия мыслей» - Антуан де Сент-Экзюпери

[15] Похоже, Смит был знаком с теорией диофантовых уравнений, не имеющих решений. Но Смит отдавал себе отчет в том, что только государство может обеспечить всему народу свободу от нужды, обеспечить достойный уровень жизни (в отличие от «невидимой руки рынка», которой Смит не придавал решающего значения в развитии социума).

* «Что такое государство? Одни смешивают его с отечеством, другие с законом, третьи – с казной, четвертые – громадное большинство – с начальством» - М. Салтыков – Щедрин.

[17] В классификации Аристотеля «олигархия» - это неудачный вариант правления немногих в отличие от удачного варианта «аристократия. Если власть позволяет, чтобы ею управляли крупные собственники, эти собственники становятся олигархами – (греч.oligarchia– власть немногих»), - власть и капитал сосредоточены в одних руках.

[18] «Всякая государственная политика выступает комплексным феноменом, состоящим из действий многих выбранных, назначенных или нанятых чиновником» - Ч. Линдблом. А справедливо ли разработку социальной политики (и ее инструментов) и ее реализацию (посредством механизма хозяйствования) возлагать на, как правило, малоквалифицированную и коррумпированную бюрократию? – Хайек Ф.

[19] А в действительности, что же делать: «покорно гаснуть, уходя во мрак ночной», или же «встать против тьмы, сдавившей свет земной»? – Томас Дилон, человека и гражданина» (1793 г.).

 




Библиографический список


1. Указ Президента Российской Федерации от 14.08.1992 г. №914 «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации» [электронный ресурс]// Справочно-правовая система «Консультант плюс» - Дата обращения: 12 мая 2017 г.
2. Акиндинова Н., Чернявский А., Авдеева В. Результаты бюджетных расходов в России и странах ОЭСР// Вопросы экономики. – 2017, №2. – с.30-61.
3. Бунин И. Окаянные дни. – 2004. – Художественная литература, Москва, Россия – 82 с.
4. Глазьев С. Размышления о состоянии экономической безопасности России. 16 ноября 2016 г. [Официальный сайт: http://www.glazev.ru]
5. Гоголь А.В. Собрание сочинений в 6-ти томах. – Т.1. -1952. – Художественная литература, Москва, Россия – 320 с.
6. Кант И. Сочинения в 6-ти томах. Т.3. – 1964 - Наука, Москва, Россия – 340 с.
7. Колодко Г.В. Куда идет мир: политическая экономия будущего. 2014 –Магистр, Москва, Россия – 544 с.
8. Косьмин А.Д., Косьмина Е.А. О статистических миражах благополучия//Российское предпринимательство. -2015. №7. – с.961-970. – URL: http://journals.creativ- economy.ruindex.php/rp/article/view/181.
9. Косьмин А.Д., Колесников Л.Ф. Бедность как аргумент и функция неравенства// Вестник экономической интеграции. – 2013. - №3. – с.7-28
10. Косьмин А.Д., Косьмина Е.А., Колесников Л.Ф. О факторах торможения экономического роста в России// Вестник экономической интеграции. – 2014. - №6. – с.30-41
11. Косьмин А.Д., Косьмина Е.А. Неэкономические грани экономики: современная проблематика. – 2013. Экономика, Москва, Россия -236 с.
12. Косьмин А.Д., Кузнецова О.П. Основные детерминанты кривой падения экономического роста// Российское предпринимательство. -2014. - №24 (270). – с. 22-36
13. Косьмин А.Д., Кузнецова О.П., Косьмина Е.А., Кузнецов В.В. Либеральная модель российской экономики: истина разума или факта? // Креативная экономика. – 2017. – Том 11. - №1. – с. 107-134. doi: 10. 18334/ce.11.1.37475.
14. Лейбниц Г.В. Собрание сочинений в 4-х томах. Т.1. – 1982. – Мысль, Москва, Россия – 335 с.
15. Ленин В.И. Политический отчет ЦК РКП(б) 27 марта 1922 г.// полн. собр. соч. – 5- издание. – 1975. – Издательство политической литературы. –Москва, Россия – 730 с.
16. Леонтьев В. Экономическое эссе. – 1966. – Наука, Москва, Россия – 340 с.
17. Маркс К. Капитал. Т.1. Процесс производства капитала// К. Маркс. Ф. Энгельс. – Соч. - 2-е изд. Т.23. – 1960. – Издательство политической литературы, Москва, Россия - 907 с.
18. Парето В. Компендиум по общей социологии = Compendio di sociologia generale / Пер. А. А. Зотова. — 2-е изд. —2008. - Изд. дом ГУ ВШЭ, Москва, Россия — 511 с.
19. Перкинс Дж. Исповедь экономического убийцы. – Бестселлер. -2008. Нью-Йорк Таймс. -364 с. [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://berezkin.info/wp-content/uploads/2011/02/perkins.doc Дата обращения: 12 мая 2017 г.
20. Поппер К. Открытое общество и его враги. – 1992. – Наука, Москва, Россия – 340 с.
21. Самуэльсон П. Экономика. – 1997. – Наука, Москва, Россия – 784 с.
22. Стиглиц Дж. Куда ведут реформы? К десятилетию начала переходных процессов// Вопросы экономики. – 1999. - №7. – с.4-30
23. Тургенев И. Накануне. Отцы и дети. 1978. – Художественная литература, Москва, Россия – 335 с.
24. Федоренко Н.П. Россия: уроки прошлого и лики будущего. – 2001. – Экономика, Москва, Россия – 489 с.
25. Эрхард Л. Благосостояние для всех. – 1991. – Начала- Пресс,
Москва, Россия – 335 с.
26. Stiglitz J.E. Geobalization and its Discontens. N.X…. Norton & co 2002. P. 13
27. Официальный сайт Федеральной службы Государственной статистики [электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gks.ru. Дата обращения: 12 мая 2017
28. Официальный сайт газеты «Аргументы и факты» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.aif.rudontknows/octual/1395797. Дата обращения: 12 мая 2017
29. Официальный сайт издания «Всемирная книга фактов» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.cia.gov/library/publications/the-worlo/factbook. Дата обращения: 12 мая 2017
30. Официальный сайт сетевого издания. «Актуальные комментарии» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.actualcomment.ru/pravitelstvorfutverdiloprogrammuprivatizatsic.htme. Дата обращения: 12 мая 2017
31. Официальный сайт Всемирного банка. Доклад об экономике России: №35, апрель 2016. [электронный ресурс]. Режим доступа:http://www.worldbank.org/ru/country/Russia/publication/rer. Дата обращения: 12 мая 2017

References


1. Decree of the President of the Russian Federation of 14.08.1992 No. 914 "On the implementation of the system of privatization checks in the Russian Federation" [electronic resource] // Reference and legal system "Consultant Plus" - Date of circulation: May 12, 2017.
2. Akindinova N., Chernyavsky A., Avdeeva V. Results of budget expenditures in Russia and OECD countries // Issues of economics. - 2017, №2. - p.30-61.
3. Bunin I. Cursed days. - 2004. - Fiction, Moscow, Russia - 82 p.
4. Glazyev S. Reflections on the state of economic security in Russia. November 16, 2016 [Official website: http://www.glazev.ru]
5. Gogol A.V. Collected works in 6 volumes. - T.1. -1952. - Fiction, Moscow, Russia - 320 s.
6. Kant I. Works in 6 volumes. T.3. - 1964 - Science, Moscow, Russia - 340 p.
7. Kolodko G.V. Where the world goes: political economy of the future. 2014 -Magister, Moscow, Russia - 544 p.
8. Kosmin AD, Kosmina E.A. About statistical mirages of well-being // Russian Entrepreneurship. Gt; №7. - p.961-970. - URL: http: //journals.creativ-engineering.index.php / rp / article / view / 181.
9. Kosmin A.D., Kolesnikov L.F. Poverty as an argument and the function of inequality // Bulletin of economic integration. - 2013. - №3. - pages 7-28
10. Kosmin A.D., Kosmina E.A., Kolesnikov L.F. About the factors of inhibition of economic growth in Russia // Bulletin of economic integration. - 2014. - №6. - p.30-41
11. Kosmin A.D., Kosmina E.A. Non-economic aspects of the economy: modern problems. - 2013. Economics, Moscow, Russia -236 p.
12. Kosmin AD, Kuznetsova OP The main determinants of the curve of the fall of economic growth // Journal of Russian Entrepreneurship. -2014. -? 24 (270). - from. 22-36
13. Kosmin A.D., Kuznetsova OP, Kosmina EA, Kuznetsov V.V. Liberal model of the Russian economy: the truth of reason or fact? // Creative economics. - 2017. - Volume 11. - №1. - from. 107-134. Doi: 10. 18334 / ce.11.1.37475.
14. Leibniz G.V. Collection of works in 4 volumes. T.1. - 1982. - Thought, Moscow, Russia - 335 p.
15. Lenin V.I. Political Report of the Central Committee of the RCP (B.) March 27, 1922 / full. Collect. Op. - 5th edition. - 1975. - Publishing of political literature. -Moscow, Russia - 730 pp.
16. Leontiev V. Economic essay. - 1966. - Science, Moscow, Russia - 340 p.
17. Marx K. Capital. T.1. The process of capital production // K. Marx. F. Engels. - Op. - 2 nd ed. T.23. - 1960. - Publishing of political literature, Moscow, Russia - 907 p.
18. Pareto V. Compendium on General Sociology = Compendio di sociologia generale / Transl. AA Zotova. - 2 nd ed. -2008. - Ed. House of the Higher School of Economics, Moscow, Russia - 511 p.
19. Perkins J. Confession of the economic killer. - Bestseller. -2008. New York Times. -364 sec. [electronic resource]. - Access mode: http://berezkin.info/wp-content/uploads/2011/02/perkins.doc Date of circulation: May 12, 2017
20. Popper K. Open society and its enemies. - 1992. - Science, Moscow, Russia - 340 p.
21. Samuelson P. Economy. - 1997. - Science, Moscow, Russia - 784 p.
22. Stiglitz J. Kuda are reforming? Towards the tenth anniversary of the beginning of transient processes. // Voprosy ekonomiki. - 1999. - №7. - p.4-30
23. Turgenev I. The day before. Fathers and Sons. 1978. - Fiction, Moscow, Russia - 335 p.
24. Fedorenko N.P. Russia: Lessons from the Past and Faces of the Future. - 2001. - Economics, Moscow, Russia - 489 p.
25. Erhard L. Welfare for all. - 1991. - Start-Press,
Moscow, Russia - 335 p.
26. Stiglitz J.E. Geobalization and its Discontens. N.X .... Norton & co 2002. P. 13
27. Official site of the Federal Service of State Statistics [electronic resource]. Access mode: http://www.gks.ru. Date of circulation: May 12, 2017
28. The official website of the newspaper "Arguments and Facts" [Electronic resource]. Access mode: http: //www.aif.rudontknows/octual/1395797. Date of circulation: May 12, 2017
29. Official site of the publication "The World Fact Book" [Electronic resource]. Access mode: http://www.cia.gov/library/publications/the-worlo/factbook. Date of circulation: May 12, 2017
30. Official website of the network edition. "Actual comments" [Electronic resource]. Access mode: http://www.actualcomment.ru/pravitelstvorfutverdiloprogrammuprivatizatsic.htme. Date of circulation: May 12, 2017
31. Official website of the World Bank. Report on the Russian economy: No. 35, April 2016. [electronic resource]. Access mode: http: //www.worldbank.org/ru/country/Russia/publication/rer. Date of circulation: May 12, 2017

© 2002-2017 электронный научный журнал «ИТпортал», публикация хороших научных статей по ИТ, 16+
Свидетельство Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и
массовых коммуникаций по Приволжскому федеральному округу ИА № ТУ 52-01110 от 24 февраля 2016 г.
ISSN 2414-5688


Яндекс.Метрика