Дефицит квалифицированных кадров в России как фактор низкой инновационной активности малого и среднего предпринимательства инновационной сферы

A shortage of qualified personnel in Russia as a factor of low innovation activity of small and average business in innovative sphere


19.06.2017
 493

Выходные сведения:
Семак Н.А., Бондаренко Е.В. Дефицит квалифицированных кадров в России как фактор низкой инновационной активности малого и среднего предпринимательства инновационной сферы // ИТпортал, 2017. №2 (14). URL: http://itportal.ru/science/economy/defitsit-kvalifitsirovannykh-kadrov/

Авторы:
Н.А. Семак, Е.В. Бондаренко

1 - студент экономического факультета, бакалавр экономических наук, ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный Университет», Краснодар, Российская Федерация (350051, Российская Федерация, г. Краснодар, 2-й пр. Можайского, 36), email: deinstalation@mail.ru

2 - к.э.н., доцент кафедры мировой экономики и менеджмента, ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный Университет», Краснодар, Российская Федерация (350080, Российская Федерация, г. Краснодар, ул. Сормовская, 18, кв. 95), email: evb01@mail.ru

Authors:
N.A. Semak, E.V. Bondarenko

1 - Student of economic faculty, bachelor of economic sciences, Kuban State University, Krasnodar, Russian Federation (350051, Russian Federation, Krasnodar city, 2-nd pr. Mozhaiskogo, 36), email: deinstalation@mail.ru

2 - Candidate of Economic Sciences, Associate Professor of World Economy and Management chair, Kuban State University, Krasnodar, Russian Federation (350080, Russian Federation, Krasnodar city, Sormovskaya St., 18, Apt. 95), email: evb01@mail.ru

Ключевые слова:
интеллектуальный капитал, национальная инновационная система, система образования РФ, лидерские качества, поведенческие навыки, трудовые ресурсы, компетенции

Keyword:
intellectual capital, national innovation, the system of education of the Russian Federation, leadership qualities, behavioral skills, labor resources, competences

Аннотация: 
Целью статьи ставится детальное изучение аспектов низкой компетентности представителей малого и среднего предпринимательства (ПМСП) в вопросах организации инновационного производства. В процессе исследования определяется двойственная природа пассивности ПМСП к инновационному производству: с одной стороны, отсутствуют неформализованные личностные качества: готовность к риску, дальновидность, творческое мышление, с другой стороны, отсутствуют компетенции, требуемые для учреждения инновационного производства: умение принимать рациональные управленческие решения, умение организовывать оперативную деятельность.

Далее в статье изучаются причины недостаточной компетентности отечественных предпринимателей и оценивается потенциал скорейшего преодоления выявленной проблемы. Обнаруженные причины можно сгруппировать на внутренние и внешние: первая группа причин относится к сложившейся парадигме мышления ПМСП по поводу ответственных за реализацию инновационной деятельности и характер ведения предпринимательской деятельности, вторая группа содержит негативные аспекты устоявшейся системы подготовки и переподготовки специалистов инновационной сферы. Представляется детальная, графически иллюстрированная статистика состояния системы образования, ответственной за обучение и переобучения специалистов в предпринимательской сфере.

По результатам исследования авторами поднимается проблема острой необходимости в скорейшей модернизации системы образования в контексте включения в образовательные программы мероприятий по содействию учащимся в получении практически необходимых навыков.

Annotation: 
The aim of the article is to study in detail the aspects of low competence of representatives of small and medium-sized businesses in the organization of innovative production. In the process of research, the dual nature of the entrepre-neur’s passivity to innovative production is defined: on the one hand, there are no unformalized personal qualities: readiness for risk, foresight, creative thinking, on the other hand, there are no competencies required for the establishment of innovative production: the ability to make rational managerial decisions, the ability to organize operational activities.

Then in the article the authors study the reasons for the lack of competence of domestic entrepreneurs and assess the potential for an early resolution of the identified problem. The article presents a detailed, graphically illustrated statistics of the state of the education system responsible for training and retraining of specialists in the entrepreneurial sphere.

According to the results of the research, the authors raise the problem of acute necessity in the speedy modernization of the education system in the context of including in the educational programs events to help learners acquire practically the necessary skills.

Дефицит квалифицированных кадров в России как фактор низкой инновационной активности малого и среднего предпринимательства инновационной сферы


Введение

         Изучая вопросы соответствия фактических темпов инновационного развития России с декларативными заявлениями Правительства, размещенными в документе «Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года» (далее Стратегия), а также конкретными мероприятиями, регламентируемыми государственными программами развития, можно обнаружить серьёзные расхождения между ожиданиями и практическими результатами.

         Так, например, согласно статистики, проводимой НИУ ВШЭ, темпы наращения инновационной продукции предприятиями добывающего и обрабатывающего сектора на протяжении последнего десятилетия носят линейный повышательный характер, о чем наглядно свидетельствует рисунок 1.



Рисунок 1 – Динамика объема инновационной продукции, производимой хоз. субъектами добывающей и обрабатывающей промышленности (составлено автором по материалам [3])

 

         Интерполируя кризисные 2008-2009 гг. линейным интерпеллянтом, можно получить практически неотличимые друг от друга линейную и экспоненциальную версию трендов роста объема инновационной продукции, что наглядно свидетельствует об отсутствии ожидаемого мультиплицирующего эффекта в Стратегии, порождаемого корреляцией инновационного сектора экономики с неинновационным.

         Если во многом повышательный характер тренда роста объемов производимой инновационной продукции обязан тем, что в состав выборки входили предприятия добывающего сектора, ядерная и космическая промышленность, по которым Россия занимает передовые позиции в мире, то другие области материального производства, как вычислительные технологии, например, имеют гораздо более удручающие результаты (рис. 2).



Рисунок 2 – Динамика объема инновационной продукции, производимой хоз. субъектами сферы информационных технологий (по материалам [3])

        

         Согласно второму рисунку, в период 2000-2006 гг. динамика наращения технологической продукции имела и понижательный и возрастающий характер, после 2006 г. динамика приобрела стационарный характер с незначительной отрицательной производной первого порядка по времени, что наглядно демонстрирует не только отсутствие мультиплицирующего эффекта, ожидаемого авторами Стратегии, но и в более общем смысле – отсутствие положительного эффекта как такового.

         При этом, следует заметить, что технологии информационной сферы входят в перечень критических технологий, установленных указом президента РФ от 07.07.2011 г. №988 «Об утверждении приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в Российской Федерации и перечня критических технологий Российской Федерации», наряду с технологиями ядерной энергетики, космической промышленности, добывающего сектора экономики, т.е. данные технологии должны находиться в приоритете развития и, как следствие, положительно развиваться даже с достаточно длительным временным лагом. Однако, по вышеприведённым данным развитие данной области, имеющей особую значимость в век информационных технологий, не наблюдается.     

         Результатом отсутствия положительных и весомых сдвигов в развитии важных для РФ секторов экономики является дальнейшее технологическое отставание от зарубежных стран и попадание во всё более сильную зависимость от импортируемых товаров, что пагубно сказывается не только на инновационном секторе экономике, но и на общем благосостоянии населения.

Материалы и методы

         Наряду с факторами внешнего характера, детерминирующими низкие темпы инновационного развития страны, существуют факторы внутреннего характера, особую важность среди которых занимают вопросы компетентности сотрудников хозяйствующих объектов.

         Переход на инновационную модель экономического развития страны требует консолидации усилий как государства, так и частного сектора в вопросах модернизации и систематизации требований к профессионализму трудовых ресурсов.

         Например, на государственном уровне разрабатываются профессиональные стандарты, а также реализуются программы реорганизации системы образования, адаптации последний под меняющиеся требования корпоративного сектора экономики. Профстандарты выступают ориентиром для работодателя при определении наименования должностей и специальностей, трудовых функций работников. Профстандарты содержат перечень требований к образованию специалиста, очерчивают область востребованности последнего на рынке труда. В конечном итоге, внедрение на хозяйствующий субъект профстандартов способствует росту конкурентоспособности работника и повышению производительности его труда [16].

         Положительные сдвиги в области стандартизации можно наблюдать в последние годы. Так, если раньше, перечень профессий, к которым требовалось применять стандарты был достаточно узким, то с 1 июля 2016 г. данный перечень претерпел серьёзные изменения. Профстандарты обязаны соблюдать и гос. учреждения и частные компании: юр. лица и ИП. [4]. При этом перечень профессий, к которым применяются стандарты существенно расширился. С одной стороны, данная активность государства, позволяет повысить общий уровень квалификации рабочего персонала, с другой стороны, несовершенства современной гос. модели образовательной системы не позволяют оперативно обеспечить рынок труда адекватным требованиям количеством высококвалифицированных специалистов. Вопросы соответствия современных работников проф. стандартам достаточно подробно были рассмотрены в работах [5] и [6]. Действительно, в рамках перехода к высокотехнологичному производству, стандартизация позволить повысить удовлетворённость хоз. субъектов в высококвалифицированных кадрах, однако, отсутствие обратной силы закона, не обязывает отдельных предпринимателей повышать квалификацию уже занятых работников, что ставит под сомнение оперативность наращения интеллектуального потенциала отдельно взятого хозяйствующего субъекта [5, 6].

         Адаптируя квалификацию сотрудников под образовательные стандарты, представители компаний должны акцентировать внимание как на обязательной, так и на вариативной частях модифицированной образовательной программы. Если обязательная часть предписывается законом, определяя базовые компетенции специалиста, то параметры вариативной части остаются на усмотрение самой образовательной структуры, и именно проработка данной части в конечном итоге определит творческий интеллектуальный потенциал конкретного работника [14].

         Введение профстандартов осуществляется так же на уровне образовательной системы – кадровой инфраструктуры национальной инновационной системы. Главной своей целью модернизация педагогического образования ставит изменение содержания и технологий подготовки преподавателей так, чтобы они могли соответствовать новым проф. стандартам [2].  Главными задачами стандартизации кадрового ресурса системы образования при этом становятся: внедрение профессионально-ориентированных технологий обучения; создание в университетах инновационных форм профессиональной занятости, создание образовательной среды, мотивирующей студентов к самостоятельному повышению профессиональных знаний и навыков [7].

         Если на государственном уровне решение проблем квалификации кадрового потенциала определяется национально значимыми приоритетами, то на уровне хозяйствующего субъекта вопросы управления интеллектуальным капиталом – вопросы, прежде всего, коммерческого характера. Неоспорим факт того, что прибыль фирмы растёт пропорционально получаемым работниками знаниям, однако, в последние годы обнаруживается тенденция ухудшения регламентов лицензирования образовательной деятельности: лицензии выдаются проф. учреждениям, не имеющим оборудованных классов, площадок для тренировок, методистов и мастеров профессионального обучения. Необоснованно снижается стоимость обучения [12]. Сложившаяся ситуация способствует лишь экстенсивному росту образованных специалистов, тогда как проф. пригодность выпускников страдает.        

         Проблему низкой компетенции кадров инновационного производства можно условно разделить на 2 категории:

         - проблемы недостаточной компетенции руководящих звеньев;

         - проблемы недостаточной компетенции подчинённых работников.

         Рассмотрим результаты исследования, проведённого Аналитическим центром при Правительстве РФ в 2014 г.

         Доминирующая парадигма мышления представителей малого и среднего предпринимательства (ПМСП) по поводу того, кто именно должен развивать инновации устарела уже давно.    Представители МСП считают, что развитием инноваций должны заниматься крупные компании, хотя в зарубежных странах это давно уже не так [10]. Из-за подобных установок достаточно значимое количество представителей МСП не обращаются за помощью в существующие институты развития, а потому не способны справляться с финансовыми трудностями при учреждении инновационных проектов.

         Помимо объектов национальной инновационной системы, оказывающих финансовую поддержку, непопулярны среди ПМСП объекты нефинансовой инфраструктуры, такие как: технопарки, бизнес-инкубаторы, центры коллективного пользования, уникальные научные установки, особые экономические зоны технико-внедренческого типа. Главной задачей объектов нефинансовой инфраструктуры является всяческое содействие ПМСП в реализации инновационного производства, однако, низкий спрос на данные объекты со стороны ПМСП приводит к невыгодности как содержания данных объектов, так и нерезультативности государственных инструментов поддержки в целом.


Рисунок 3 – Доля представителей МСП, знающих об объектах производственно-технологической инфраструктуры, но отказывающихся от их поддержки (по материалам [10])

 

         ПМСП всячески перекладывают ответственность за развитие инноваций на крупные хозяйствующие субъекты, мотивируя свою апатию к развитию инноваций жёсткостью внешней среды. С одной стороны, препятствием, по их мнению, являются вопросы недостатка финансовых ресурсов, решение которых невозможно только лишь получением государственных грантов, с другой стороны - отсутствие опыта в реализации инновационных проектов. Особое место среди рисков инвестиций в инновационные проекты занимают длительные временные лаги между фазой НИОКР и фазой выхода на рынок. ПМСП предпочитают получать отдачу от вложения фактически мгновенно, что мотивирует их открывать хозяйствующие субъекты в тех сферах, которые уже зарекомендовали себя эффективными и достаточно простыми в управлении.

         Скорейшее преодоление проблемы некомпетентности работников системы управления так же не представляется возможным, поскольку существующая система образования в РФ неспособна адаптировать получаемые знания в процессе учёбы потенциальных новаторов к практическим действиям, а доступных качественных услуг по консалтингу в вопросах организации и управлении инновационным предпринимательством в РФ так же нет или же подобного рода услуги требуют неоправданно высоких вложений, не имеющих достаточной окупаемости в дальнейшем.

         Обратимся к сложившейся ситуации по подготовке и переподготовке специалистов в области инновационной деятельности в РФ. На данный момент времени в России образованием в сфере инноваций занимаются не только высшие учебные заведения, но и консультационные и инжиниринговые компании. Однако, данные субъекты чаще всего дают узконаправленные знания, без системных и комплексных знаний в области управления и коммерциализации инноваций. В свою очередь, международный опыт, как правило, предусматривает долгосрочные программы подготовки специалистов, включающие самостоятельную работу в рамках участия в управлении инновационным проектом [1]. Из этого следует, что уровень российских специалистов в области инноваций существенно уступает общемировому еще на стадии обучения. Роль высших учебных заведений должна заключаться не только в подготовке специалистов инновационного сектора, но и в содействии развитию инновационной экономики в целом и активном участии в реализации инновационных проектов.

         Проблема взаимодействия предпринимательского сектора с образовательным не нова. Преодоление этой проблемы зачастую видится в создании инновационных интегрированных комплексов, включающих локализацию на ограниченной территории университетов и промышленных объектов, где в штат промышленных объектов должны входить выпускники специализированных университетов. Ярким примером такой организации взаимодействия предпринимательства с образованием является инновационный центр «Сколково», содержащий 2 образовательных учреждения: Сколковский институт науки и технологий и Открытый университет Сколково. Суть создания данных учреждения состоит в тесной интеграции технического образования, навыков ведения бизнеса и научно исследовательской работы.

         Изучим статистику состояния системы образования в России и определим состав и структуру подготавливаемых высшими, средними учебными заведениями и профессиональными    техническими училищами в России за последние годы.


Рисунок 4 – Доля 25-64-летних граждан с высшим образованием к общему числу граждан страны в 2015 г. (по материалам [21])

 

         По данным ежегодного доклада ОЕСР «Education at a Glance 2016: OECD Indicators» Россия находится на 2 месте по числу населения с высшим образованием, уступая лишь Канаде (рис. 4) [24].        

         Так, согласно рисунку 4, в 2015 г. относительная доля россиян с высшим образованием к общему числу населения составила 54%. При этом из 54-ёх процентов 33% выпускников представлены специалистами технологической сферы и 10% - специализируются на преподавании (рис. 5).

По возрастным группам 54% населения России составляют кадры в возрастном интервале 25-64 года, 58% в возрастном интервале 25-34 года и 50% для возрастного интервала 55-64 года.

         Доля населения без среднего образования в России ниже 10% на момент 2015 г.


Рисунок 5 – Сферы работы 25-64-летних граждан с высшим образованием, % (по материалам [21])

          

         По уровню профессиональной ориентации получаемого образования в России программы подготовки специалистов не имеют различий в общей или профессиональной ориентации, согласно рисунку 6.


Рисунок 6 – Структура направленности подготовки кадров среди 25-34-летнего населения с высшим и средним образованием (по материалам [21])

         Среди специалистов, получивших образование в возрастной категории 25-64 года, доля кадров, чьи профессиональные навыки оцениваются 4-ым и 5-ым (максимальным) уровнем составляет 13%.

         Таким образом, на основе представленной выше статистики можно сделать вывод о достаточно сильных расхождениях между количеством подготавливаемых специалистов и приобретением этими специалистами профессиональных, практически пригодных навыков для реализации профессиональной деятельности.

         В основном специалисты выпускаются общей, не узкоспециализированной направленности, что создаёт сложности в адаптации получаемых знаний под конкретный вид профессиональной деятельности [1].

         Поэтому, не смотря на лидирующие позиции России по доли населения с высшим образованием, доля реально задействованных выпускников в профессиональной сфере достаточно мала.

         Отметим, что в странах с более производительной и инновационной экономикой работодатели предъявляют особые требования к навыкам и компетенциям нанимаемых работников. Об этом свидетельствует целый ряд исследований, показывающих, с одной стороны, возрастающее внимание компаний к навыкам и компетенциям как таковым, а, с другой стороны, к качественному изменению требований к таким навыкам, предъявляемым рынком труда.

         Как пример, в проведенном Всемирным банком исследовании «Характеристика деловой и предпринимательской среды» (BEEPS, 2009-2013 гг.) было продемонстрировано, что, по мнению представителей российского корпоративного сектора экономики, дефицит навыков и специального образования у работников относится к одним из самых весомых проблем развития инновационной сферы, опережая проблемы коррупции и неэффективного налогообложения предпринимателей, занятых инновационной деятельностью [25].

         Помимо профессиональных компетенций инновационному сектору экономики РФ крайне необходимы социальные и поведенческие навыки, такие как умение работать с подчиненными, а также когнитивные навыки высокого порядка, такие, как умение оперативно и качественно решать проблемы стратегического характера [21, 22, 23]. Дефицит таких навыков у работодателей может рассматриваться даже более серьёзной проблемой, чем дефицит профессиональных навыков работников хозяйствующего субъекта.

         Не менее важны навыки и умения в решении оперативных задач среди подчинённых работников на хозяйствующих субъектах. Многие работники вынуждены ежесуточно решать нестандартные проблемы на работе, и работодатели серьезно относятся к оценке наличия данного навыка при найме потенциального сотрудника. Неудивительным фактом является острая нехватка навыков решения проблем специалистами исключительно инновационных компаний.

         Следующей проблемой низкоэффективного управления и организации инновационного производства со стороны работников системы управления на всех звеньях является отсутствие не только профессиональных компетенций, но и неформализованных лидерских качеств, проявляющихся в умении взаимодействовать с подчиненным персоналом. Так же отдельно выделяется проблема незнания иностранных языков.

         В итоге, отметим, что управленцам и специалистам 2-3 уровня системы управления не хватает умения принимать решения и работать самостоятельно или на базе добровольного сотрудничества; рабочим недостает добросовестности.

         Рассматривая проблему высокого спроса инновационных компаний на навыки персонала, отметим, что помимо серьёзной нехватки общих и специфических компетенций на инновационных предприятиях разрешение этой проблемы методами материального стимулирования является так же нерезультативным. Инновационно активные хозяйствующие субъекты не могут привлечь востребованные навыки с рынка и восполнить дефицит, предлагая более высокую заработную плату, поскольку необходимые им навыки вовсе отсутствуют на рынке. Более того, часто инновационным фирмам необходимы работники с новой нетрадиционной комбинацией навыков.

         Разрыв между востребованными работодателями и имеющимися навыками субъектов рынка труда увеличивается на каждом уровне системы образования и становится еще более существенным во время трудовой деятельности. Об этом наглядно свидетельствует рисунок 7.


Рисунок 7 – Разрыв между спросом и предложением навыков по возрастам и уровням получаемого в настоящий момент образования (по материалам [1])

 

         Таким образом, система образования в РФ не ориентирована на формирование когнитивных навыков высокого порядка и социальных навыков, необходимых инновационно активным компаниям. Базовые когнитивные навыки, такие как умение читать, писать и считать адекватно формируются у учащихся в начальной школе. Например, российские учащиеся начальной школы стабильно занимают лидирующие места в мире по грамотности чтения (исследование PIRLS): лучший результат в 2006 г. и второе место в 2011 г. Среднее образование в России дает учащимся необходимый запас знаний, но не может столь же успешно формировать у них когнитивные навыки высокого порядка. Судя по результатам исследования PISA (международные стандартизированные тесты по грамотности в области чтения, математики и естествознания) для 15-летних школьников, качество среднего образования в России выше, чем в других странах с аналогичным уровнем подушевого ВВП. Однако оно по-прежнему значительно ниже, чем в среднем по странам ОЭСР. Помимо этого, с 2000 г. Россия не улучшила свои показатели по грамотности чтения и математической грамотности.

         Обучение в вузах так же не позволяет в полной мере развить навыки, необходимые для эффективного осуществления трудовой деятельности. В начале обучения студенты ожидают, что в вузе у них сформируются необходимые навыки, и они смогут без проблем приступить к трудовой деятельности. Но позднее, 27% студентов приходят к выводу, что их образования недостаточно для успешного трудоустройства. Не смотря на значительное улучшение базовых когнитивных навыков в процессе всего обучения, отсутствие целевых установок вуза на развитие когнитивных навыках высокого порядка, столь востребованных инновационными предприятиями, не позволяет подготовить полноценного специалиста. Обучение в вузе дает минимальный прирост во владении такими чрезвычайно востребованными навыками, как умение работать в коллективе, лидерство и открытость новым идеям, навык приятия решений.

Результаты и обсуждение

         Подводя итог, отметим, что при факте достаточно высокого уровня формального образования среди населения РФ, сама по себе система образования не способна качественно справляться с задачей развития у учащихся и работников когнитивных навыков высокого порядка и социальных навыков, наиболее востребованных отечественными предприятиями, в особенности, занятых инновационной деятельностью. Данная ситуация является закономерным результатом централизованно управляемой и жестко регулируемой государством системы образования. Полноценные механизмы взаимодействия между работодателями и образовательными организациями всё еще не сформировались, в то время как вузы зачастую планируют и организуют свою деятельность исходя из имеющихся возможностей, а не реальных потребностей корпоративного сектора экономики. Организации профессионального образования и ВУЗы преследуют показатели экстенсивного развития, поскольку размер бюджетов образовательных организаций, а также доходы сотрудников преимущественно зависят от количественных показателей: числа учащихся, выпускников, нагрузки преподавателей, и в меньшей степени зависят от качества образовательного результата.

         Ситуация нецеленаправленной подготовки специалистов приводит к тому, что ни у образовательных организаций, ни у работодателей нет явных стимулов для формирования востребованных навыков. Потенциально инновационно активные компании вынуждены отказываться от проявления инновационной активности в силу отсутствия кадров, способных обеспечить научный и коммерческий успех планируемым инновационным проектам.

         Разрешение основной проблемной области настоящей статьи видится как в модернизации государственного подхода к организации системы образования, что ранее было в данной статье отражено в подходах [2, 7, 13], так и в совершенствовании деятельности частных структурных единиц, отвечающих за подготовку и переподготовку специалистов высокотехнологических производств.

         Более подробно аспекты инновационного подхода к организации оперативной деятельности образовательных учреждений прослеживаются в работе [11] и акцентируют внимание на необходимости, в первую очередь, развивать систему стратегического управления образовательным учреждением, управлением коллективом и формирование корпоративной культуры в контексте перехода на инновационную модель развития страны [11]. Повышение роли личностных качеств работника, осуществляющего профессиональные функции, а также вопросы демократизации управления трудовыми ресурсами, как фактора раскрытия неформализованных качеств работников системы управления низшего звена, можно найти в работах [15, 20].

         Более углубленные программы адаптации работника к предмету профессиональной деятельности реализуются либо непосредственно на самих хозяйствующих субъектах, либо передаются аутсорсинговым структурам. При этом не исключено сотрудничество частных образовательных структур, располагаемых на хозяйствующих субъектах или выделенных в аутсорсинговые структуры, с государственными вузами, что позволяет лишь углубить результативность образовательных программ [8].

         Решение проблем доступности образования, а также обеспечения непрерывного процесса повышения квалификации, в свою очередь, видится в освоении системы дистанционного образования сотрудниками хозяйствующего субъекта. Отличительной особенностью дистанционного образования (ДО) является обеспечение образовательного процесса вне отрыва сотрудника от рабочего места, при том, что по мнению 57 % преподавателей, результаты ДО не уступают или даже превосходят результаты традиционных занятий, а для хозяйствующего субъекта система ДО несет в добавок и финансовые выгоды [9].

Выводы

         Практика успешного функционирования аутсорсинговых центров подготовки и переподготовки кадров показывает необходимость теснейшего сотрудничества данных центров с потенциальными заказчиками образовательных услуг. Даже не смотря на положительную роль профессиональных стандартов, разрабатываемых на государственном уровне, всё еще повышенная абстрактность умений, определяемых данными стандартами, требует смещения внимания при разработке программ переподготовки специалистов исключительно на эмпирически адекватные запросы со стороны производства. [19] Расширение базы образовательных программ на основе уникальных запросов частных компаний, оперативность в подборе необходимой обучающей программы, организация среды обмена опытом между предприятиями в рамках рабочей группы, наличие требуемого методического и аппаратного обеспечения для имитации реального рабочего процесса, а так же некоторые другие аспекты организации процесса повышения квалификации позволяют в достаточно короткий срок провести необходимые образовательные курсы, а так же обеспечить должный уровень качества результатов [15, 18].


Библиографический список


1. Васильев К.Б. Дефицит навыков и компетенций в России: вызовы для системы образования в условиях перехода к инновационной экономике: резюме доклада Всемирного банка и НИУ-ВШЭ / К.Б. Васильев, С.Ю. Рощин // Всемирный банк, Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – Москва, 2012. – 8с.
2. Голубкова Е.Н. Подготовка преподавателя современного вуза к реализации практикоориентированного образовательного процесса / Е.Н. Голубкова // Человек и образование. – 2016. – №3. – С. 42-43.
3. Городникова, Н.В Индикаторы инновационной деятельности: 2016: статистический сборник / Н.В. Городникова, Л.М. Гохберг, К.А. Дитковский и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2016. – 320 с. – 300 экз.
4. Добрикова Е. Профессиональные стандарты: все ли работодатели обязаны их применять? [Электронный ресурс] / Е. Добрикова // ГАРАНТ. Правовая картинка дня. – Электрон. журн. – 2016. – Режим доступа: http://www.garant.ru, свободный
5. Добродумов С. Профстандарты 2016: что нужно знать [Электронный ресурс] / С. Добродумов // Neo HR. – Электрон. данные. – 2016. – Режим доступа: http://neohr.ru/kadrovye-voprosy/article_post/profstandarty-2016-chto-nuzhno-znat, свободный.
6. Кузнецова Н.А. Соответствует ли работник требованиям профстандарта? / Н.А. Кузнецова // Промышленная экологическая безопасность, охрана труда. – 2016. – №11. – С. 9-12.
7. Каплунович Т.А. Мотивационная стратегия развития кадрового потенциала системы образования: контекст государственной политики / Т.А. Каплунович // Человек и образование. – 2016. – №4. – С. 9-15.
8. Марон А.Е. Возрождение лучших традиций деятельности учебных центров при предприятиях: новые модели и технологии / А.Е. Марон, Л.Ю. Монахова, Г.А. Щеголихина // Человек и образование. – 2016. – №3. – С. 97-102.
9. Новая технология обучения персонала // Промышленная экологическая безопасность, охрана труда. – 2015. – №9. – С. 12-13.
10. О взаимодействии элементов инновационной инфраструктуры: аналитический отчёт [Электронный ресурс] / Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации. – Электрон. данные. – Москва, 2014. – Режим доступа http://ac.gov.ru, свободный.
11. Петров А.Ю. Инновационный менеджмент в открытой образовательной системе / А.Ю. Петров, М.Н. Булаева, А.А Сиротова // Человек и образование. – 2016. – №4. – С. 134-138.
12. Прибыль предприятия зависит от квалификации работника // Про-мышленная экологическая безопасность, охрана труда. – 2016. – №2. – С. 22.
13 Расчетина С.А. Методология современного профессионального социально-педагогического образования / С.А. Расчетина // Человек и образование. – 2016. – №4. – С. 4-8.
14. Сопин В.И. Разработка программ профессиональной переподготовки педагогических работников с учётом требований образовательных стандартов / В.И. Сопин // Человек и образование. – 2016. – №2. – С. 36-43.
15. Титанов Е.А. Эффективное взаимодействие в области подготовки кадров / Е.А. Титанов // Промышленная экологическая безопасность, охрана труда. – 2015. – №6. – С. 35-36.
16. Украинский О.В. Профессиональные стандарты: новые требования к квалификации работников предприятий / О.В. Украинский // Промышленная экологическая безопасность, охрана труда. – 2016. – №4. – С. 4-7.
17. Уринов У.А. Технологические карты к учебным программам в рамках корпоративного сотрудничества / У.А. Уринов // Человек и образование. – 2016. – №2. – С. 144-148.
18. Частоступов Г.П. Профессиональное обучение в социально ответ-ственном учебном центре / Г.П. Частоступов // Промышленная экологическая безопасность, охрана труда. – 2016. – №4. – С. 12-13.
19. Швецов М.В. Высокотехнологичные проекты требуют постоянного совершенствования кадровых ресурсов / М.В. Швецов // Промышленная экологическая безопасность, охрана труда. – 2015. – №1. – С. 22-25.
20. Якутин, В.И. Национальная идея России в 6 т. Т. VI / В.И. Якутин, С.С. Сулакшин, В.Э. Багдасарян, М.В. Вилисов, С.Г. Кара-Мурза, В.Н. Лексин. – М.: Научный эксперт, 2017. – 696 с.
21. Игошин А.Н., Черемухин А.Д. Сущность экономического роста, его типы и измерители // Вестник НГИЭИ. 2015. № 5 (48). С. 52-58.
22. Горностаева А.В., Казаков М.А., Федоров О.В. Региональные аспекты инновационного развития высшей школы // Университетское управление: практика и анализ. 2006. №6. С. 58-63.
23. Немчинов Н.А., Яшин С.Н. Мотивационные методы стимулирования управления персоналом на предприятиях коммерческого типа// СтройМного, 2016. №3 (4). URL: http://stroymnogo.com/science/
24. ОЕСD «Education at a Glance 2016: OECD Indicators» [Электронный ресурс] / OECD. – Электрон. данные. – Париж, 2016. – Режим доступа http://www.oecd.org, свободный.
25. World Bank «Business Environment and Enterprise Performance Survey. The Russian Regions: Result» // World Bank. – 2013. – 2 p.

References


1. Vasil'ev K.B. Deficit navykov i kompetencij v Rossii: vyzovy dlja sistemy obrazovanija v uslovijah perehoda k innovacionnoj jekonomike: rezjume doklada Vsemirnogo banka i NIU-VShJe K.B. Vasil'ev, S.Ju. Roshhin Vsemirnyj bank, Nac. issled. un-t «Vysshaja shkola jekonomiki». Moskva, 2012. 8p.
2. Golubkova E.N. Podgotovka prepodavatelja sovremennogo vuza k realizacii praktikoorientirovannogo obrazovatel'nogo processa E.N. Golubkova Chelovek i obrazovanie. 2016. No3. Pp. 42-43.
3. Gorodnikova, N.V Indikatory innovacionnoj dejatel'nosti: 2016: statisticheskij sbornik N.V. Gorodnikova, L.M. Gohberg, K.A. Ditkovskij i dr.; Nac. issled. un-t «Vysshaja shkola jekonomiki». M.: NIU VShJe, 2016. 320 p. 300 jekz.
4. Dobrikova E. Professional'nye standarty: vse li rabotodateli objazany ih primenjat'? [Jelektronnyj resurs] E. Dobrikova GARANT. Pravovaja kartinka dnja. – Jelektron. zhurn. 2016. Rezhim dostupa: http://www.garant.ru, svobodnyj
5. Dobrodumov S. Profstandarty 2016: chto nuzhno znat' [Jelektron-nyj resurs] S. Dobrodumov Neo HR. Jelektron. dannye. 2016. Rezhim dostupa: http://neohr.ru/kadrovye-voprosy/article_post/profstandarty-2016-chto-nuzhno-znat, svobodnyj.
6. Kuznecova N.A. Sootvetstvuet li rabotnik trebovanijam profstan-darta? N.A. Kuznecova Promyshlennaja jekologicheskaja bezopasnost', ohrana truda. 2016. No 11. Pp. 9-12.
7. Kaplunovich T.A. Motivacionnaja strategija razvitija kadrovogo po-tenciala sistemy obrazovanija: kontekst gosudarstvennoj politiki T.A. Kaplunovich Chelovek i obrazovanie. 2016. No 4. Pp. 9-15.
8. Maron A.E. Vozrozhdenie luchshih tradicij dejatel'nosti uchebnyh centrov pri predprijatijah: novye modeli i tehnologii A.E. Maron, L.Ju. Monahova, G.A. Shhegolihina Chelovek i obrazovanie. 2016. No 3. Pp. 97-102.
9. Novaja tehnologija obuchenija personala Promyshlennaja jekologiche-skaja bezopasnost', ohrana truda. 2015. No 9. Pp. 12-13.
10. O vzaimodejstvii jelementov innovacionnoj infrastruktury: ana-liticheskij otchjot [Jelektronnyj resurs] Analiticheskij centr pri Pravi-tel'stve Rossijskoj Federacii. Jelektron. dannye. Moskva, 2014. Rezhim dostupa http://ac.gov.ru, svobodnyj.
11. Petrov A.Ju. Innovacionnyj menedzhment v otkrytoj obrazovatel'noj sisteme A.Ju. Petrov, M.N. Bulaeva, A.A Sirotova Chelovek i obrazovanie. 2016. No 4. Pp. 134-138.
12. Pribyl' predprijatija zavisit ot kvalifikacii rabotnika Promyshlennaja jekologicheskaja bezopasnost', ohrana truda. 2016. No 2. Pp. 22.
13. Raschetina S.A. Metodologija sovremennogo professional'nogo social'no-pedagogicheskogo obrazovanija S.A. Raschetina Chelovek i obrazovanie. 2016. No 4. Pp. 4-8.
14. Sopin V.I. Razrabotka programm professional'noj perepodgo-tovki pedagogicheskih rabotnikov s uchjotom trebovanij obrazovatel'nyh standartov V.I. Sopin Chelovek i obrazovanie. 2016. No 2. Pp. 36-43.
15. Titanov E.A. Jeffektivnoe vzaimodejstvie v oblasti podgotovki kadrov E.A. Titanov Promyshlennaja jekologicheskaja bezopasnost', ohrana truda. 2015. No 6. Pp. 35-36.
16. Ukrainskij O.V. Professional'nye standarty: novye trebovanija k kvalif-ikacii rabotnikov predprijatij O.V. Ukrainskij Promyshlen-naja jekologicheskaja bezopasnost', ohrana truda. 2016. No 4. Pp. 4-7.
17. Urinov U.A. Tehnologicheskie karty k uchebnym programmam v ramkah korporativnogo sotrudnichestva U.A. Urinov Chelovek i obrazovanie. 2016. No 2. Pp. 144-148.
18. Chastostupov G.P. Professional'noe obuchenie v social'no otvet-stvennom uchebnom centre G.P. Chastostupov Promyshlennaja jekologicheskaja bezopasnost', ohrana truda. 2016. No 4. Pp. 12-13.
19. Shvecov M.V. Vysokotehnologichnye proekty trebujut postojannogo sovershenstvovanija kadrovyh resursov M.V. Shvecov Promyshlennaja jekologicheskaja bezopasnost', ohrana truda. 2015. No 1. Pp. 22-25.
20. Jakutin, V.I. Nacional'naja ideja Rossii v 6 t. T. VI V.I. Jakutin, S.S. Sulakshin, V.Je. Bagdasarjan, M.V. Vilisov, S.G. Kara-Murza, V.N. Lek-sin. M.: Nauchnyj jekspert, 2017. 696 p.
21. Igoshin A.N., Cheremuhin A.D. Sushhnost' jekonomicheskogo rosta, ego tipy i izmeriteli. Vestnik NGIJeI. 2015. No 5 (48). p. 52-58.
22. Gornostaeva A.V., Kazakov M.A., Fedorov O.V. Regional'nye aspekty innovacionnogo razvitija vysshej shkoly. Universitetskoe upravlenie: praktika i analiz. 2006. №6. P. 58-63.
23. Nemchinov N.A., Jashin S.N. Motivacionnye metody stimulirovanija upravlenija personalom na predprijatijah kommercheskogo tipa// StrojMnogo, 2016. No 3 (4). URL: http://stroymnogo.com/science/
24. OESD «Education at a Glance 2016: OECD Indicators» [Jelektronnyj resurs] OECD. Jelektron. dannye. Parizh, 2016. Rezhim dostupa http://www.oecd.org, svobodnyj.
25. World Bank «Business Environment and Enterprise Performance Sur-vey. The Russian Regions: Result» World Bank. 2013. 2 p.

© 2002-2017 электронный научный журнал «ИТпортал», публикация хороших научных статей по ИТ, 16+
Свидетельство Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и
массовых коммуникаций по Приволжскому федеральному округу ИА № ТУ 52-01110 от 24 февраля 2016 г.
ISSN 2414-5688


Яндекс.Метрика